Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Музыка автономных областей" Музыкальные

Эпизод

18 сентября 2019 | 01:30

Гил Эванс, год 1960 – еще не авангард, но уже Out of the Cool

Да, конечно, словечко cool (прохладно, хладнокровно) уже употреблялось примерно в том же значении, в котором его теперь знают современные тинэйджеры, в 1950-е и даже раньше – с конца 1940-х. Родилось оно в кругах артистической богемы – литераторов-битников и джазменов первого послевоенного поколения и быстро привилось среди "стиляг" – хипстеров. В полном соответствии с почти что подростковым духом противоречия: до этого "настоящий" джаз определяли как hot (горячий, жаркий, острый). Точно так же, как немного позднее прилагательное bad стало обозначать что-то вроде "потрясающе". И Майклу Джексону, в 1987 году назвавшему так свой альбом, пришлось даже объясняться, что именно он имел в виду.

Но в новом, для конца 1940-х, джазе cool – "крутой" – стало обозначать новую стилистку и эстетику в целом, игнорирующую поп-эстетику танцевальной музыки (hot и swing). В 1957 году, когда в одном альбоме были собраны и переизданы записи Нонета Майлза Дэйвиса 1949-50 гг., он получил название Birth of the Cool – "Рождение кула". Параллельно Дэйвис решил вернуться к опытам конца 1940-х и собрал большой студийный джаз-оркестр, и в качестве музыкального руководителя проекта позвал одного из музыкантов Нонета, канадского пианиста и композитора Гила Эванса.

С 1957 года до 1960 вышли три их легендарных альбома. Но еще до того, как вышел третий ("Очерки об Испании"), Эванс собрал еще один коллектив, выступил с ним в джаз-клубе Gallery и в том же 1960-м записал этот самый альбом Out of the Cool – тем же коллективом, в который пригласил также впоследствии ударника легендарного квартета Джона Колтрейна. Иными словами, джазмены понимали, что "кул джаз" это уже прошлое, а с ним заканчивается и десятилетие "гламурной" моды на джаз. Так что Out of the Cool – буквально "выход из кул-джаза". Показательно, что следующий свой проект Эванс назовет Into the Hot – "В хот" и опубликует на пластинке вперемежку с записями своего оркестра Секстет пианиста-авангардиста Сесила Тэйлора и, тем самым, привлечет к нему внимание критики и публики. К тому же оба эти альбома вышли в числе первых на новом лейбле Impulse!, который организовал уже тогда легендарный продюсер Крид Тэйлор.

Out of the Cool состоял из пяти треков. Запись их была сделана буквально на одном дыхании. Достаточно сказать, что никаких пробных, неудачных или забракованных по звуку записей, практически не осталось. Впоследствии нашелся только один бонус трек, который не попал на пластинку 1960-го года. Два трека – это композиции самого Эванса, один – вечнозеленый шлягер – зонг Курта Вайля и Бертольда Брехта из постановки 1929 года "Хэппи энд". И еще две композиции принадлежат двум джазменам, известным своими экспериментами – специалисту по американской этнике Джону Бенсон-Бруксу, и Джорджу Расселу. Рассел – пианист, композитор, теоретик и педагог. Именно его теория так называемой лидийской хроматики открыла джазу путь в модальный (или ладовый) принцип импровизации. Среди, на редкость, жанровой, мелодичной и яркой музыки Stratusphunk Рассела, хроматический, можно сказать, экспериментальный блюз в характере "маршевого" духового оркестра занимает особое место. И редко когда звучит по радио.

музыка
Вторник
Среда
Четверг
Пятница
Суббота
01:30
Следующий выпуск

Суббота, 19 октября

01:30