Прямой эфир

Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Музыка автономных областей" Музыкальные

Эпизод

19 сентября 2019 | 01:30

Тримпин – гений (и этим все сказано)

Похоже, наш цикл "Гравикорды и утюгоны" подходит к концу. Что вполне закономерно: любой звук становится доступным благодаря цифровой электронике да еще в реальном времени, и эксперименты постепенно перемещаются в область аудио-визуальных искусств типа звуковых инсталляций. А описывать их по радио, без картинки – это все равно, что "танцевать об архитектуре".

Предыдущим героем нашего цикла – если вы помните – был "сумасшедший профессор" из Гамбурга Фердинанд Фёрш (Ferdinand Försch). Конструктор звуковых инсталляций, которыми он управляет на расстоянии – в том числе и как бы всем телом – и это почти что танец, как движения рук вокруг антенны первого электромузыкального инструмента терменвокса. И тогда мы упомянули Тримпина (Trimpin; именем он не пользуется) – тоже немца, но с 1979 года, то есть с возраста 28 лет, живущего в Америке, в городе Сиэтл.

"Если в Сиэтле сейчас и есть гений, то это – Тримпин", – как кто-то сказал, когда в 1997 году он получил сразу две престижные награды Фондов Гуггенхайма и МакАртуров, при этом последняя так и называется "Грант для гениев"... И гений – без кавычек – Тримпин – самая подходящая фигура, чтобы закончить наш цикл. В его "медиа-арт-представлениях" находило (и находит) применение практически все то, о чем мы говорили раз в неделю на протяжении всего прошедшего года. И экспериментальные, необычные, экзотические музыкальные инструменты (от огненного органа до водяного ситара), и аудиоустройства и разного рода приспособления.

Представьте "Вещь Штифтера" и "Маса Блэка" Хайнера Геббельса в "Электротеатре" или гравицапы с планеты Плюк Теодора Тэжика. При этом все музыкальные автоматы/роботы Тримпина производят только натуральные акустические звуки. Хотя управляются как человеком, непосредственно в процессе исполнения, так и при помощи новейших компьютерных разработок. Так, Тримпин с семьей 3 года прожил в Нидерландах на грант от студии электронной музыки. Он сконструировал в Амстердаме инсталляцию Klompen из 60 пар деревянной обуви – сабо, которые свешиваются с потолка, как колокола, и звучат как гигантский ксилофон.

Ирония судьбы: в Амстердаме Тримпин, наконец, встретился со своим кумиром композитором Конлоном Нанкарроу, автором серьезной новой музыки для механического пианино-пианолы. В Америке Нанкарроу все предложения Тримпина о встрече вежливо отклонял, пока не увидел, как работает его электронно-оптический датчик, который непосредственно считывает информацию с бумажных рулонов для механического пианино (на практике они быстро изнашиваются – рвутся). Тримпин при участии Нанкарроу оцифровал много музыки Нанкарроу и, в конце концов, сам сочинил пьесу для механического рояля, но препарированного! Эти композиции прозвучат в программе, поскольку не требуют визуального ряда.

К сожалению, на мультимедиа-представлениях Тримпина в исполнении Кронос-квартета, Энтони Брэкстона, труппы хореографа Мерса Каннингэма и многих других надо быть. Так что в наших "автономных областях" – только 3-я часть мульти-медиа сочинения Above, Below and in Between ("Сверху, снизу и в середине"), заказанного Сиэтлским симфоническим оркестром специально для исполнения в фойе концертного комплекса Бенаройя-холл (кстати, стеклянные канделябры для всего зала – дело еще одной сиэтлской знаменитости – скульптора Дейла Чихули, так сказать, местного Зураба Церетели).

Поскольку, благодаря бывшему программному директору Сиэтлского оркестра, музыковеду Елене Дубинец, я три раза бывал в Сиэтле и, как мне казалось, хорошо изучил весь этот концертный комплекс и его "возможности", но и не представлял, как представление Тримпина может реально звучать и выглядеть. Это идея "бесконтактной" игры на музыкальных инструментах – движения рук вокруг антенны терменвокса и всего (обнаженного) тела – у Фердинанда Фёрша, доведенная до фантастики в прямом смысле слова. На дирижерские жесты руководителя Сиэтлского симфонического оркестра при помощи трех 3D-видеокамер реагирует устройство Kinect, которое передает их роботизированным роялям, вокруг струн которых создается электромагнитное поле и, кроме всего прочего, заставляет их по-особому звучать. Кроме того девять музыкантов оркестра находятся на балконе, в соответствии с девятью колоннами, которые этот балкон поддерживают. Наконец, в исполнении принимает участие вокалистка Джессика Кенни.

музыка