Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

Юбилей отмечает 21 июля венгерский режиссер и сценарист Бела Тарр



/фото - seance.ru/

Его самые известные фильмы - 7-часовое "Сатанинское танго", "Гармонии Веркмейстера" и "Проклятие".

Последней работой режиссера стала апокалиптическая драма "Туринская лошадь". Представив эту картину на Берлинском кинофестивале четыре года назад, Тарр объявил о своем уходе из кинематографа. О том, почему было принято такое решение, Бела Тарр рассказал в интервью нашей радиостанции:

"Проблема в том, что я уже видел всё. И когда перемещаюсь по миру, я всегда и везде испытываю ощущение дежавю. Порой прихожу в кинотеатр и вижу, что режиссёры стараются сделать что-то новое, рассказать новые истории. Но я, действительно, не понимаю зачем? Ведь если открыть Ветхий Завет, там можно найти всё: как всё началось, как Каин убил Авеля. Там можно прочитать об инцесте, убийствах, холокосте. Таким образом, нет смысла охотиться за новыми историями. А для меня съёмки кино всегда были наблюдением за жизнью. Меня интересовало, как эти же истории разыгрываются сегодня, интересовали тонкие различия, потому что, к счастью, все мы разные. У всех своя культура, свой бэкграунд, своя история. Поэтому я и снимал фильмы – наблюдая за этим всем. И, как ни странно, именно по этой причине у меня возникло ощущение, что я уже всё сказал".

Многие режиссеры признаются в том, что творчество Белы Тарра оказало на них серьезное влияние. В настоящее время Тарр преподает режиссуру в Берлинской киноакадемии. На его счету не так много фильмов, но все они стали событиями в мире авторского кинематографа. За годы работы в кино Тарр совершил путь от "реалистичного" к "метафизическому". Неизменным остался лишь его интерес к человеку и психологическому исследованию пространства.

В интервью нашей радиостанции Бела Тарр рассказал о том, как он пришел в большое кино, и чему сейчас учит своих студентов:

"Я помню, как начинал свой путь в кино. Мне было 22. Я не оканчивал киношкол. Пришел с фабрики, где был рабочим. А на завод я устроился потому, что хотел знать, как устроена жизнь. И вот в момент своего прихода в кинематограф, я понял, что совершенно невозможно научить снимать кино. Своим студентам я говорю: "ОК, не думайте о сценарии, не думайте об истории, общей канве и других глупых вещах. Только прислушивайтесь к настоящим человеческим ситуациям, присматривайтесь к окружающему миру, к местам, где всё происходит, прислушивайтесь к дыханию времени и, конечно, слушайте себя самих". Надо быть свободным. Иногда я задаю простые вопросы: где поставить камеру? кто из персонажей наиболее важен? И это не вопросы стиля картины или философии. Это – вопросы морали: кто важнее для вас? Например, меня всегда интересовала жизнь бедных, уродливых, несчастных людей. Я никогда не снимал о людях с ярмарки тщеславия и с обложек глянцевых журналов. Но с другой стороны, мы должны уметь показывать мир во всей его полноте".