Прямой эфир

Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Тартюф". Премьера Электротеатра



10, 11, 12 ноября на основной сцене Электротеатра Станиславский состоятся премьерные показы спектакля.

Великая комедия Мольера - один из ключевых текстов мирового театра, пьеса с грандиозной сценической историей и бурной предысторией, включающей в себя скандал и двукратный запрет. Автор не только описал хрестоматийную битву разума с ханжеством и двуличием, но и создал персонажа, имя которого стало нарицательным, превратилось в символ лицемерия, отделилось от пьесы. Ни лицемерие, ни ханжество за прошедшие 350 лет не устарели - и даже не слишком изменили свою внешность. Но, хотя сам Мольер говорил, что "величайшее из правил - нравиться публике", а в предисловиях к советским изданиям его пьес говорилось о "народности" и простом, веселом "галльском" характере этой драматургии, - нет ничего более сложного, чем мольеровская простота, заново увиденная в контексте современного мира.

Филипп Григорьян (это его первая работа в Электротеатре Станиславский) берет перевод Михаила Донского и приглашает в качестве драматурга-консультанта Ольгу Федянину - и мольеровские "кристаллы", ежеминутно поворачивающие ситуацию и, по сути, режиссирующие пьесу изнутри, обретают сегодняшний ритм и синтаксис. Актеры меняют регистр, перемежая стихотворный поток и "документальную" речь. Сценография Филиппа Григорьяна представляет собою камерное, но многомерное пространство, предполагающее одновременно и реалистичное, и символическое существование (пластическое решение - Анна Абалихина). Тартюф в спектакле Филиппа Григорьяна не пошлый дурак, как писал Белинский, а вселенское зло, не скрывающее своей смертоносной, вампирической природы, Оргон (Юрий Дуванов) - не комический урод, как сказано в предисловии к пьесе 1954 года, а хороший человек, глубоко и безнадежно зараженный вирусом страха. Персонажи сюрреалистически умножаются - темы и сюжеты Мольера путешествуют во времени и пространстве (художник по костюмам Галя Солодовникова). Но каким бы фантастическим ни было это путешествие - монструозность зла, себя не помнящего, и чудесная способность приличных и порядочных людей к самообману - все это в спектакле Филиппа Григорьяна носит абсолютно подлинный характер. Именно так и бывает на самом деле.

Филипп Григорьян - режиссер, художник: "Тартюф - это просто хтоническое чудовище, абсолютное зло. Какая разница, чего он хочет? Вопрос в том, кто, как и зачем впускает в дом этого безликого монстра. А впустить может только глава - семьи или государства. Большая часть пьесы - это действие до прихода Тартюфа, потом небольшой момент с Тартюфом и потом развязка, в которой мы видим уничтожение этой пирамиды. В последний момент является "бог из машины", но композиционно он не находится внутри пьесы, это абсолютно внешняя штука. Всегда очень важна "точка сборки", то есть тот ключ, которым ты открываешь то или иное произведение. Мольер потрясающ тем, что если ты вставляешь правильный ключ в этот замок, то пьеса вдруг раскрывается и становится потоком чистейшего меда. Просто меда. И при этом ясность такая, как будто ты сквозь геологический лед смотришь и видишь в нем замерзшую мушку. Удивительное свойство кристальной ясности".

Подробности на сайте: http://electrotheatre.ru/events/tartyuf