Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Действующие лица" Ток-шоу

Эпизод

21 декабря 2004 | 17:00

Андрей БИЛЬЖО

«Действующие лица», 13.12.04, 14.00
Ведущая ≈ Марина БАГДАСАРЯН


М. БАГДАСАРЯН ≈ Здравствуйте, Андрей. Итак, «Живопись, которая настоялась». Так называется выставка Андрея Бильжо, которая открылась в галерее «С-Арт». Открылась пару недель назад и работает до 11 января.

А. БИЛЬЖО ≈ Да.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Андрей Бильжо в Москве проездом, потому что он находится по дороге из Якутска в Венецию и обратно. Куда еще поедете?

А. БИЛЬЖО ≈ Пока встречу Новый год здесь, а потом не знаю, может, в Венецию опять поеду.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Хорошо, итак, разговор о Венеции, Якутии и не только, но еще и о Гваделупе. А пока живопись, которая настоялась.

А. БИЛЬЖО ≈ Она мной названа так, потому что придумалась такая игра слов. Вообще у художника всегда собирается какое-то количество картин, их ужасно жалко, они стоят где-то за шкафами или на шкафах или где-то на полках в мастерской, покрываются слоем пыли. Также случилось с частью моих картин, оставшихся в старой мастерской, в которой я не был 10 лет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Вы в нее просто не заходили?

А. БИЛЬЖО ≈ Я 10 лет в нее не заходил.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Почему?

А. БИЛЬЖО ≈ Мы там работали с Андреем Босанцом. Я переехал, изменились обстоятельства.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Она закрытая так и стояла?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, там работали другие люди.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Но не вы.

А. БИЛЬЖО ≈ Мои картины стояли где-то наверху. Они были большие, некуда было их вести. Потом мне позвонил Миша Крокин, который делал проект «Архивация современности», где я впервые выставил часть из этих картин. Было удивительное ощущение, когда заходишь спустя какой-то большой отрезок времени в мастерскую, видишь свои картины, они пахнут краской, стираешь с них пыль, находишь чашку со следами высохшего недопитого портвейна, который уже испарился, и это было 10 лет назад.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Раскопки археологические.

А. БИЛЬЖО ≈ Ну если хотите так, потому что ведь 10 лет для нашей страны это гигантский период. За эти 10 лет произошло столько всего, что понять это можно, но с трудом, потому что менялись президенты, режимы, отношение к искусству и куча всего. Короче говоря, это машина времени такая. И вот перевезли картины. Сначала сделали выставку у Миши Крокина в галерее, а потом у Петра Войса.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Они повторяют друг друга?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет. Там есть картины, которые не висели у Миши Крокина, хотя некоторые повторяют. На самом деле они мне ужасно нравятся, я прошу прощения у радиослушателей, имею право так сказать.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Те люди, которые выставляют ваши картины или собственно ваши картины?

А. БИЛЬЖО ≈ Мне нравятся мои картины, потому что я говорю, конечно, с долей иронии об этом, понимаю, что это не совсем скромно, но прошло время, я уже не занимаюсь живописью. Я так отстранился, что могу посмотреть на них как зритель. Мне показалось, что в них сконцентрировался именно тот период до 94 года, 90-е годы, когда искусство, желание писать и выставляться настолько перло из всех пор художника, что оно было каким-то настоящим, не говоря пафосных слов, каким-то связанным не с рациональной частью. Если говорить психиатрическим языком, даже, скорее, древне-медицинским, то человек состоит из эссенсориума, что в переводе на русский означает «чувствительный и рацио». Так вот тогда мощный был сенсориум такой.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Чувственные картины.

А. БИЛЬЖО ≈ Чувственные, влажные у всех. А сегодня опять же я никакой оценки не даю, все абсолютно нормально и должно развиваться так, как развивается, но сегодня это такой уже конгломерат, я опять придумал слово медицинское ≈ «пищевой комок», в котором уже замешана экономика, и многие галеристы стали заниматься пиаром, и политическим в том числе. Мы не будем называть их фамилии.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Мы не будем, мы всех прекрасно знаем. Скажите, Андрей, когда вы говорите «пищевой комок» ≈ это то, что не усвоилось организмом или это все-таки то, что в принципе усвоится.

А. БИЛЬЖО ≈ Когда мы едим бутерброд, например, и перемалываем пищу во рту, то образуется пищевой комок, который состоит из разных ингредиентов ≈ из колбасы, из сыра, помидоров и т.д. Там он обрабатывается слюной, проглатывается, что-то усваивается, что-то не усваивается, что-то нужно человеку, что-то не нужно. Короче говоря, пока это пищевой комок, у меня есть ощущение, что что-то усвоится, что-то нет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Легкое первое лирическое отступление. В самом начале декабря Андрей Бильжо получил премию журнала «Здоровье» за диагнозы без границ, а историю болезни без печали. За создание образа идеального пациента всех времен и народов, конечно же, за Петровича. Итак, за диагнозы без границ. Вы понимаете, почему именно сейчас я сказала об этом, потому что был и сенсориум, и пищевой комок и еще не раз мы, наверное, будем прибегать к медицинской терминологии.

А. БИЛЬЖО ≈ Кто знает, как в разговоре сложится.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Я думаю, что да, потому что хотела вас спросить. Итак, в галереи «С-Арт» представлен такой некий чувственный портрет времени до 94-го года.

А. БИЛЬЖО ≈ Да.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Скажите, понятно, если суммировать то, что вы сказали, тогда мы были одни, теперь мы ≈ другие, мы меняемся из года в год.

А. БИЛЬЖО ≈ Да.

М. БАГДАСАРЯН ≈ 2004 год заканчивается. Каков портрет среднестатистического «мы» в 94-м году?

А. БИЛЬЖО ≈ Куча надежд, масса энергии у всех слоев населения, вне зависимости от социального уровня и уровня интеллекта и возрастного уровня, все переворачивается. Все хотят что-то делать, при этом возможностей не так много, все очень много говорят и много обещают. По телевизору ≈ символ Петровича, и в моих картинах существует определенный символ ≈ это постоянно открытый рот, потому что люди все время говорят, транслируются всевозможные съезды, обещания. При этом много говорят о еде, которой нету вроде бы. Презентации накладываются одна на другую, где столы ломятся от всякой еды, и там все время жующие люди, непонятно зачем приходящие на презентацию. Поесть или посмотреть на то, что выставляет художник. Это такой смешанный образ надежд, энергии и желаний и движения вперед. Вот какой-то такой портрет был в 94-м году.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А в 2004-м?

А. БИЛЬЖО ≈ В 2004-м, думаю, что к концу такое легкое просыпание, но это такой сон. В основном те, кто что-то делает, очень расчетливы, и вопрос, сколько я получу, возникает первым, а потом уже, что мне нужно для этого делать. Какая-то такая спячка с расчетом, что-то такое.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А что вы ждете, каким, как вам кажется, будет вот этот среднестатистический человек в 2005-м. Каким будет 2005 год?

А. БИЛЬЖО ≈ Прогноз, как говорят психиатры, вообще, психиатрия дело не благодарное, потому что невозможно прогнозировать, непонятно, как пойдет болезнь. Можно прогнозировать в соматике, например, но там, где речь идет о каких-то чувственных или психических сферах, очень трудно прогнозировать. Если это еще на почве нашей страны и если это круто замешано на нашей, извините, политике, если таковая есть, потому что очень многим кажется, что политика это какая-то логика. Здесь паралогика, это опять из области психиатрии, поэтому здесь прогнозировать невозможно, неизвестно. Это политологи могут прогнозировать. Я здесь как психиатр, я в стороне.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Тяжело психиатру?

А. БИЛЬЖО ≈ Я стал неполитическим человеком, я всегда был социализированным, потому что всегда влезал во всякие дырки, понимаю, наверное, это не очень хорошо, ≈ от проблем в подъезде до каких-то больших проблем, а это как-то не очень хорошо действует на здоровье. Нужно быть спокойнее.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Тяжело психиатру?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, психиатру нормально. Да я уже не очень-то и психиатр, я, скорее, художник. Знания не вытравишь, да?

М. БАГДАСАРЯН ≈ Да, знание и способность диагностировать какие-то вещи тоже не вытравишь.

А. БИЛЬЖО ≈ Наверное, да. Когда хочется, тогда становишься психиатром, включаешь какое-то некое реле и тогда можно давать оценки. Так-то я живу все-таки как человек.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Еще немного, совсем чуть-чуть о той выставке, которая открыта в галерее «С-Арт». Сколько работ представлено?

А. БИЛЬЖО ≈ Надо посчитать.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это масло?

А. БИЛЬЖО ≈ Да, там большие холсты и картина «Перестройка», она 3-метровая в длину, большая. Она написана была в 89-м году.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Перестройка или оттепель?

А. БИЛЬЖО ≈ «Перестройка или оттепель номер 2» ≈ называется она. И там все летают с серпами и молотами, хотя тогда, когда все это делалось, вообще не было никаких путчей, все как-то было по-другому, но художник предвидел что-то, так нескромно я скажу. Да ладно, собственно говоря, что про выставку говорить, она работает и работает и, кто захочет, тот придет. Собственно говоря, пускай висит.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Хорошо, вот она так висит, а в голове наверняка возникают какие-то еще идеи по поводу очередной выставки или о дальнейшей судьбе Петровича.

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, ну идей-то много.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Поделитесь.

А. БИЛЬЖО ≈ Я как-то так функционирую, идей много. Я рисую, проекты одни начинаются, другие кончаются. Было 7 лет моего присутствия на телевидении, сейчас пока перерыв скромного присутствия. Была программа «Итого», где я был мозговедом 5 лет, потом был «Бесплатный сыр» с Витей Шендеровичем. Я делал мультфильмы про Петровича и мозговеда. Где-то около полугода мы делали 3 раза в неделю мультфильмы про Петровича на ОРТ, потом в течение года ≈ программу Герасимова «Личный вклад», где я делал мультфильмы про Герасима и Му-Му. Через эти мультфильмы рассказывали о главном событии недели. И Герасим все время хотел утопить Му-Му, которая его доставала, но никогда не совершал свой антигуманный поступок. Поэтому мы ни разу не утопили Му-Му, но когда программу уже закрыли┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Му-Му сама и утопилась.

А. БИЛЬЖО ≈ И Му-Му утопилась. Это был последний телевизионный проект. Сейчас есть какие-то идеи для телевидения, но я думаю, что о них не буду говорить пока. Это то, что касается телевизионных историй. Было несколько успешных выставок и показов с бюстгальтерами, которые я расписывал. 25 бюстгальтеров ≈ история страны от Кутузова до Путина ≈ пользовались очень большой популярностью у разношерстной публики. И были показы на моделях. Мне это нравится, я сейчас собираюсь делать серию «Великая русская литература».

М. БАГДАСАРЯН ≈ На бюстгальтерах?

А. БИЛЬЖО ≈ Да. Это будет «Преступление и наказание», «Война и мир», «Отцы и дети», «Былое и думы» и т.д.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Сколько вы отобрали романов?

А. БИЛЬЖО ≈ Там не только романы. Там будут портреты писателей, потому что в серии от Кутузова до Путина есть и брови Брежнева, и пятно Горбачева, и бородавка Хрущева, и бюстгальтер, посвященный Борису Николаевичу Ельцину, и глаза Путина, так что какая-то интересная штука получилась. Никто этого раньше не делал, а мне показалось это забавным. Потом соединение чего-то интимного с очень общественным, двойственности в едином целом. Как-то серьезные люди увидели в этом что-то серьезное, а люди, которые имеют мало отношения к искусству, приходили в галерею и просто веселились, а мне было это очень приятно.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Хорошо, и все-таки давайте чуть подробнее расскажем про эту серию, про русскую литературу, которая будет на бюстгальтерах? Вы в процессе, вы уже сделали пару-тройку бюстгальтеров таких.

А. БИЛЬЖО ≈ Сейчас будет выставка, посвященная дизайну. Часть этой серии будет представлена в ЦДХ. Потому что опять же эта штука такая, которая выставлялась на Арт-Клязьме, на дизайне в номинации или в разделе, связанной с одеждой. Так что это можно и так и так. Мне нравится ужасно влезать в какие-то такие разные области.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Можно штучно, а можно и сериально.

А. БИЛЬЖО ≈ Можно штучно и можно сериально. Там можно будет все это увидеть. Когда идет показ, я это все еще комментирую, забавные всякие комментарии. И про Белку и Стрелку, и Ленин в Горках, и Ленин, и Сталин, и глаза Путина, в общем, это такое┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Спектакль.

А. БИЛЬЖО ≈ Если хотите, какое-то действо. Но здесь, видимо, это будет выставлено на таких пластмассовых бюстье в ЦДХ, на выставке дизайна.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Что еще?

А. БИЛЬЖО ≈ Еще кроме бюстгальтеров? Кроме бюстгальтеров и вот этой большой серии, мы задумали снять кино, первую часть уже сняли, ≈ это будет такой документальный сериал про крепкие алкогольные напитки. Сейчас сняли про самогон в деревне, где мы с Игорем Свиноренко, известным нашим журналистом и публицистом, выступаем в роли ведущих. Я как врач психиатр-нарколог, но выпивающий. Вместе с ним и с другими героями обсуждаем тему через самогон, тему жизни деревни и т.д.

М. БАГДАСАРЯН ≈ С фрагментами из книги?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, это совсем не имеет отношение к его книге. И вы поймете почему. Не только потому что этому проекту лет 5, это было задолго до книги. Дальше мы едем, если Бог даст, например, в Мексику и выпиваем там текилу с мексиканским писателем, художником или каким-то деятелем.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Реально едете в Мексику?

А. БИЛЬЖО ≈ Реально и с реальным человеком пьем текилу и обсуждаем проблему в реальном режиме. Мы пьем реально текилу, реально пьянеем, все абсолютно честно. Дальше, например, ром, кстати, я был в Гваделупе и, представляете, мы летели туда 13 часов через Париж.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А вы для этого ездили в Гваделупу?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, мы ездили для того, чтобы познать страну и потом об этом написать. Вот выйдет «Домовой», там описано это путешествие. Там-то я узнал, что вопреки разным представлениям черные мужчины спокойно выпивают литровую бутылку рома, 55-ти градусную на троих.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А белые не способны это сделать?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, белые тоже способны, но всегда считалось, что крепкий алкогольный напиток, такой как водка или самогон, пьется в России, потому что в России холодно. Так вот я рассказываю и официально заявляю, что в Гваделупе, которая является 97 департаментом Франции и где живут потомки бывших рабов, могут выпить литр самогона, не закусывая, а запивая его водой. Не закусывая, потому что жарко и не очень хочется есть, а делают они это чаще, когда забивают «козла» в домино. Так что, в общем, похожестей больше, чем различий.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А его пьют охлажденным или подогретым, или комнатной температуры?

А. БИЛЬЖО ≈ Там есть разные способы. Его можно пить со льдом, можно добавлять туда сироп и лимончик, а можно сесть за стол во дворе в синих майках, взять белые доминошки, потому что на черной ладошке белые доминошка виднее, и пить спокойно литровую бутылку рома на 4-х, пока забиваешь «козла». И так проводить свободное от работы время.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Какой вариант рома больше всего, в большей степени предпочитают гваделупчане?

А. БИЛЬЖО ≈ Вы знаете, там такое количество этого рома, такое огромное количество сортов. На роме настаивают всякие фрукты, причем брутально. Берут какую-то банку с очень широким горлышком, бросают туда половину ананаса или целый апельсин, банан, и получается довольно вкусно.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Неочищенное все.

А. БИЛЬЖО ≈ Разрезают фрукты, чтобы они сок пустили, и настаивают, поэтому он бывает коричневый, бежевый, вплоть до черного. Такие настойки-пуншы. А мужики берут просто недорогой ром белого цвета, тот еще ром, настаивают в дубовых бочках, и тогда он становится темным и дорогим. Так что там, где плюс 32 и море порядка 28, местные люди могут отдыхать. Там даже был сухой закон, но это отдельная история, можно долго рассказывать.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Андрей, на пейджер пришел вопрос от Алены.

А. БИЛЬЖО ≈ Да.

≈ В ваших картинах присутствует ли искусство кулинарии, которым вы так увлекаетесь?

А. БИЛЬЖО ≈ Опосредованно, возможно, потому что в маленьком каталоге, который был издан в 94-м году, я как раз говорил, что люблю больше готовить картины и ими угощать, т.е. мне нравится сам процесс работы, я люблю смешивать краски. Это похоже, там очень красиво все смешивается как будто делается крем. Когда-то я сделал с нашими кондитерами из клуба-ресторана, название которого мы не будем говорить, чтобы не рекламировать, фигурный торт. Это селедка, которая была сделана кондитерским образом, а вокруг розочки. Это был такой советский торт. Это было где-то в «Национале» или что-то в этом роде. Подошел серьезный такой официант, который много лет там работает, и говорит: «Как это селедку так?» Я говорю: «Вы знаете, это новый рецепт. Нужно селедку вымачивать в сиропе и тогда...» Он поверил, не знаю, попробовал ли он это или нет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Пока живопись Андрея Бильжо настаивается, краски смешиваются, пюре взбивается, Андрей Бильжо ездит по городам и весям. Итак, якутское приключение, якутский бьеннале, скажем так.

А. БИЛЬЖО ≈ Да, якутский бьеннале. Действительно, приключение, потому что там много было энтузиазма у устроителей, что очень приятно, все были очень симпатичны, милы и честны в своих чувствах. Мне позвонила знакомая журналистка Хейлен со шведского радио, она давно в России и помешана, в хорошем смысле этого слова, на России, много здесь путешествует и вообще журналистка от бога. Носит ее по разным уголкам нашей страны. Она мне позвонила и просто сказала, что собирается устроить визуальный бьеннале в Якутске, там замечательные люди. Но не у всех есть возможность приехать, лететь далеко. Поэтому туда поедет часть шведов, там будет дизайнер, будет шведское кино, и не хочу ли я устроить там выставку в конце ноября. Я спросил: «А сколько там будет градусов?» Она говорит: «Ну, наверное, минус 30, может, минус 40».

М. БАГДАСАРЯН ≈ Сколько было на самом деле?

А. БИЛЬЖО ≈ Было минус 30-35. Мне эта идея очень понравилась, потому что полететь в Якутск┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ ┘ в котором никогда не был.

А. БИЛЬЖО ≈ В котором никогда не был, да еще с выставкой, да посмотреть, как там будут люди реагировать.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Живописная выставка или рисунки?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, это была графика. Я встретился с двумя художницами и устроителями этой выставки Мариной Ханды и Кюной, мы очень хорошо поговорили. Я согласился и улетел в Якутию на 3 дня. До этого я отдал большое количество ксероксов с графических работ, и там открылась довольно большая выставка, думаю, под сотню работ. Там были и карикатуры про Петровича, и цикл портретов русских писателей, которые есть в учебнике русского языка, который мы сделали с Людмилой Великовой, ≈ этой работой я очень горжусь и уже знаю, что по этому учебнику поступили в вузы, и даже двоечники полюбили русский язык. Мне особенно приятно, что там было представлено двадцать семь портретов писателей и даже часть черновиков. Я стал их собирать, потому что иногда рука сама рисует что-то, и получаются такие идиотские непонятные листы, но в них присутствует что-то такое психиатрическое. Когда я приехал в Якутию, увидел замечательный музейный центр, в который пришла масса, как сейчас говорят, продвинутой молодежи, я получил огромное удовольствие от общения с молодыми якутскими художниками и дизайнерами. В общем, все было классно, программа интересная, и я впервые покатался на собаках и понял, что такое минус, когда за минус тридцать, мне показали Лену, у меня был там прямой эфир на телевидении. И звонки такие человеческие.

М. БАГДАСАРЯН ≈ И все это за три дня?

А. БИЛЬЖО ≈ И все это за три дня. И белый чистый снег в городе. Вы знаете, мне очень понравилось, что там живут два разных народа, разных даже по расам, но они живут, сейчас это большая редкость, раньше об этом как-то не говорилось, живут одной семьей и все абсолютно нормально. Там нет никаких национальных проблем между русскими и якутами. Там масса смешанных браков, от которых рождаются очень красивые люди. И это на меня произвело такое приятное впечатление и от этого мне стало очень радостно. Вечером перед отъездом состоялся джазовый фестиваль, там у них есть рок-джаз-кафе, где играли разные джазовые коллективы, которые приехали из Мирного, и здорово играли, якутская певица пела джаз, не то что на всесоюзном, но на мировом уровне, я ей об этом сказал. В общем, мне было приятно там. Вы знаете, там такая атмосфера┘ и я понял, что не все так плохо и что в Якутии, которая так далеко и в которой так холодно, живут нормальные люди, и там происходит культурная жизнь. И молодцы шведы, потому что они это поддержали.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это инициировано было шведской стороной.

А. БИЛЬЖО ≈ Насколько я понял, это было инициировано двумя якутскими девушками Мариной Хандой и Кюной, которые сидели, разговаривали и пили чай, кофе с Хелен, она им тут же сказала: «У меня есть знакомый, сейчас я прямо позвоню Бильжо и, если он согласится, значит, уже будет хорошо. А шведов я туда подтяну». В общем, малыми силами получилась какая-то забавная история. Поэтому если люди культуры меня слышат сейчас и вдруг к ним обратятся в следующий раз, через год, я просил бы всех поддержать на бескорыстном уровне. Потому что это здорово.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Поддержите якутский бьеннале.

А. БИЛЬЖО ≈ Да, якутский бьеннале это здорово.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Напомню, что выставка «Живопись, которая настоялась» будет проходить в галерее «С-Арт», она же галерея Петра Войса, до 11 января 2005 года. Итак, из заснеженного, заваленного буквально снегом Якутска в наводненную Венецию.

А. БИЛЬЖО ≈ Можно я чуть-чуть отступлю, потому что вы сказали, что я стал путешествовать, но на самом деле у меня была еще одна интересная поездка. Я ездил в Чебоксары с выставкой, там проходил фестиваль «Золотой Чапай», и в Центре современного искусства в Чебоксарах была выставка моих карикатур, посвященных Василию Ивановичу Чапаеву, и мне дали бурку, я ехал на тачанке в этой бурке, и мне там тоже очень понравилось. Я там был всего один день. Там тоже на таком энтузиазме все было сделано и хорошо. Вот, теперь┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Итак, все-таки Венеция.

А. БИЛЬЖО ≈ Перелетели в Венецию, да. В Венеции я уже очень много раз был и уже как-то стал ориентироваться, я ее бесконечно люблю и мне там просто хорошо очень физиологически и психически. Меня пригласил туда Альбертас Сандретти, человек уникальный, замечательный, которого я безмерно люблю и могу это говорить, потому что он это не слышит, он сейчас в Венеции. Потому что когда говоришь это ему, то как-то┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Самому неловко.

А. БИЛЬЖО ≈ Самому неловко, это надо как-то очень завуалировано делать, потому что он испытывает какое-то чувство неловкости, хотя говорить ему это нужно. О нем у нас говорят слишком мало, а он заслуживает гораздо большего и гораздо более пристального и теплого внимания. Потому что он не раз поддерживал бьеннале искусства и наш русский павильон, который находится в Венеции, и очень много поддерживал русских художников. У него самая крупная коллекция русского искусства XX века, включая прикладное искусство, живопись, графику и так далее. Сейчас он находится в маленьком городке недалеко от Венеции Раверета, где размещается гигантский выставочный комплекс и центр современного искусства, который построил Марио Ботта, известный швейцарский архитектор. Альбертас передал туда часть или всю свою коллекцию, я не знаю подробности, а буквально три-четыре дня назад там открылась выставка фарфора, где представлены экспонаты от начала XX века до 90-х гг.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это советский или русский фарфор?

А. БИЛЬЖО ≈ Нет, советский. Начиная с агитфарфора. Гигантская выставка, которая стала бы явлением даже у нас в Центральном выставочном зале в Москве, она очень большая.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Говоря гигантская, что вы имеете в виду, сколько примерно экспонатов?

А. БИЛЬЖО ≈ Я имею в виду и площадь, и количество тарелок, фигурок малой пластики, которая была представлена, но и период, по которому можно проследить развитие XX века. Я думаю, что скоро здесь появится шикарно изданный каталог, который сделан и на итальянском, и на русском языке. Я съездил туда, просто я был в Венеции и потом мы перебрались на один день в Раверетту, посмотрели эту выставку, и вернулись обратно, чтобы посмотреть, погулять по Венеции. Там открылась выставка Карпаччо, которого привезли не только из венецианской академии, но и из Милана, еще выставка Тернера «Тернер в Венеции», где представлены его живопись и акварели. Иногда просто болтаться по Венеции бесцельно очень приятно. Я думаю, что это не будет рекламой, потому что когда говоришь об этом, испытываешь чувство неловкости, не бойтесь, никакой рекламы┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Нет, разве я напряглась?

А. БИЛЬЖО ≈ Думаете, вот он сидит на радио и рассказывает нам про Венецию, а мы здесь. На самом деле, если внимательно слушать всякие аэрофлотовские программы, то, например, многие венецианские мои друзья поедут сейчас в Венецию по этой программе. Там есть какая-то программа, когда билет стоит сто тридцать долларов туда-обратно. Это совсем небольшие деньги, чтобы уехать в Венецию, а там можно жить совсем на небольшие деньги. Это я обращаюсь к тем, кто очень хочет увидеть Венецию, но в силу всяких обстоятельств туда не может попасть, финансовых, я имею в виду.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Или просто незнание, что есть всякие разные симпатичные программы.

А. БИЛЬЖО ≈ Да, в общем, все доступно.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Я все-таки еще хочу вернуться к этой грандиозной выставке. Что произвело самое сильное впечатление, какой-то, может быть, экспонат, или вам, например, захотелось иметь какую-то вещь.

А. БИЛЬЖО ≈ Вас это удивит, потому что там масса вещей, там есть вещи, которые расписывали Малевич и Чехонин. Но на меня произвела впечатление тарелка, на которой оранжевый серп и молот и оранжевым снизу написано «Слава Гагарину» и еще какое-то третье слово. Типа «славе Гагарина быть» или что-то в этом роде. Такого я не видел, и мне это очень понравилось. И чувство досады на себя. Например, чашечки, на которых написано «Перестройка», раньше продавались в каждом магазине и стоили, наверное, один рубль, а теперь пойди и купи их. Эта чашечка уже находится в коллекции. Это к вопросу, что произошло за последние десять лет? То есть сейчас что-нибудь с названием «перестройка» или «гласность» становится уже музейной вещью.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Куда еще поедете? Вы вернулись сейчас в Москву. Я знаю, что в новом 2005 году вы снова поедете в Венецию. Или, во всяком случае, хотели бы туда поехать.

А. БИЛЬЖО ≈ Наверное. Нет, ну в Венецию-то я буду ездить, пока есть┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Пока есть Венеция.

А. БИЛЬЖО ≈ Какие-то возможности, пока жив, но Венеция-то будет всегда, да. Не знаю, человек так устроен или я так устроен, хотя думаю, что и большинство людей, когда год на исходе, то подводятся какие-то итоги и хочется что-то завершить до конца этого года, а потом посмотрим. Я запланировал себе, что поеду, должен поехать сначала в Прагу, там, видимо, будет филиал одного ресторанчика, который есть в Москве, а потом я поеду в Венецию, наверное, на несколько дней. Мне, честно говоря, не очень ловко про это говорить, я испытываю┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Чувство неловкости за то, что вы ездите?

А. БИЛЬЖО ≈ Перед многими людьми, у которых нет этой возможности. В то же время меня оправдывает то, что стал я это делать относительно недавно, когда появилась возможность, а возможность эта появилась благодаря все-таки труду и работе, никак не с помощью нефтяных скважин, а просто с помощью головы и рук. Это единственный источник моих доходов, вот собственно и все.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Андрей, мне кажется, я просто убеждена, что не нужно оправдываться, а нужно просто рассказывать. И чем больше люди узнают из этих рассказов, тем им захочется все активнее и активнее увидеть ту или иную вещь своими собственными глазами. Я хотела спросить еще вот о чем, как будет складываться дальнейшая судьба Петровича. Петровича ≈ персонажа. Что с ним дальше будет?

А. БИЛЬЖО ≈ Он будет жить, пока он живет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Как и где?

А. БИЛЬЖО ≈ Он не собирается умирать, он процветает. Кроме Петровича, ведь получилась такая интересная штука, что Петровичами называют все мои карикатуры, то есть мой графический стиль. На самом деле, у меня куча персонажей, но все, например, персонажи сказок, у меня перемешаны и общаются друг с другом. Красная Шапочка, Чебурашка, Крокодил Гена, Семеро козлят, Три поросенка, Три медведя и так далее.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это такой абсолютно детский прием ≈ начать сталкивать персонажи из разных сказок.

А. БИЛЬЖО ≈ Да. Они между собой общаются. У меня есть карикатура, где Василий Иванович просит, чтобы крокодил Гена сыграл его любимую песню «Черный ворон». Чебурашка привалился к Василию Ивановичу, положил ему на колено свою лапку┘. поэтому все Петровичи живут. Я потихонечку подхожу к теме комиксов, от которой все время был далек, но мне хочется придумать какие-то новые истории. Толчком для этого явилось предложение от одного журнала, название которого мы не говорим, но он скоро должен появиться, если Бог даст, и там будет полоса с комиксами.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Которую вы будете вести, это будет долгоиграющая история?

А. БИЛЬЖО ≈ Долгоиграющая история, там будет полоса с комиксами.

М. БАГДАСАРЯН ≈ История с продолжением.

А. БИЛЬЖО ≈ Еще я буду писать какую-то колонку и что-то там рисовать. Если говорить о планах, мы собираемся с Людмилой Великовой делать еще один учебник русского языка, который она заканчивает, там будет около ста двадцати семи самодостаточных иллюстраций на тему русского языка.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А как это будет? Так же как вы работали над первым учебником, вы его получили и стали оформлять. Или как?

А. БИЛЬЖО ≈ С первым учебником история странная и простая. Лев Семенович Рубинштейн, которого люди культуры и наши слушатели, безусловно, очень хорошо знают┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Несомненно.

А. БИЛЬЖО ≈ Лева Рубинштейн подошел ко мне и сказал, что есть очень хороший учебник русского языка, и не мог ли я туда что-нибудь нарисовать. Учебник этот серьезный, никакого отношения к иронии и юмору не имеет, по нему уже многие занимаются в рукописи и так далее. И когда об этом просит Лева Рубинштейн, значит это действительно интересно. Я его почитал, и мне так все там понравилось, что я, как говорится, разрисовался, то есть потянул одеяло на себя. Людмила Великова, автор учебника, не возражала, а всячески меня хвалила, и дальше из этого стала получаться какая-то история с драматическими периодами. Аркадий Троян, наш замечательный дизайнер, сделал дизайн, и этот учебник сейчас живет, он хорошо издан, и мне это очень приятно. Я хотел делать эту работу. Если есть время, я расскажу. У меня был одноклассник, который по мере прохождения материала выдирал страничку из учебника, как из календаря отрывного, и к концу учебного года у него оставалась одна обложка. Эта история мне так нравилась, я так хорошо ее помню, что мне захотелось внести какую-то лепту свою и сделать такой учебник, который не выбрасывали, а поставили бы на полку и, может быть, потом по нему могли учиться дети, внуки. И мне показалось, что картинки могут помочь уменьшить его сухость.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Вы хотели чуть-чуть смягчить его академичность.

А. БИЛЬЖО ≈ Да. Скоро я буду встречаться со школьниками, которые учатся по этому учебнику. Это они захотели, и мне дико приятно. Я горжусь, тем более это работа была абсолютно бескорыстная, я просто получал от этого огромное удовольствие.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А там есть сквозная история, которую вы рассказываете?

А. БИЛЬЖО ≈ У Людмилы каждая глава заканчивается диктантом-тестом. На тему этой главы есть сквозные персонажи, то есть если вставишь букву, то попадешь в мир каких-то персонажей. Я рисовал на тему этих сквозных текстов, на тему русского языка и на тему школы, то есть у меня и персонажи там между собой общаются. Там другой графический язык, не┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Не карикатурный?

А. БИЛЬЖО ≈ Не иронический, но там тушь, перо, нажим, там не Петрович, совсем другая графика. И плюс двадцать семь портретов писателей как двадцать семь глав. Я нарисовал и Хармса, и Толстого, и Платонова, и Набокова и так далее.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Словом, учите русский язык по учебнику, оформленному Андреем Бильжо, и вам будет весело и интересно, увлекательно и замечательно.

А. БИЛЬЖО ≈ Это серьезный учебник, который написала Людмила Великова.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Да, Людмила Великова и Андрей Бильжо. Итак, наша беседа подошла к концу, и я напомню вам, что у нас в гостях был художник Андрей Бильжо и что по-прежнему в галерее «С-Арт», в галерее Петра Войса, проходит выставка под названием «Живопись, которая настоялась». Она настаивается еще до 11 января. Напоминаю вам об этом. Всего вам доброго. Увидимся завтра.