Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Действующие лица" Ток-шоу

Эпизод

01 февраля 2005 | 16:20

Юрий ГРЫМОВ

«Действующие лица», 24.01.05, 14.00
Ведущая ≈ Марина БАГДАСАРЯН


М. БАГДАСАРЯН ≈ Здравствуйте, друзья мои, я с удовольствием представляю вам Юрия Грымова, но прежде чем передать ему слово и вы услышите его голос, хочу сказать, что мы конечно же благодарны Лене за то, что она придумала для нас абсолютно логичный и последовательный план нашей беседы. Мы получили все вопросы, и зададим их Юрию Грымову обязательно. Здравствуйте, Юрий.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Добрый день.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Прежде всего, поздравляю вас с премьерой! Премьера состоялась, это спектакль «Царская невеста» на сцене «Новой Оперы». Дело в том, что мы сегодня будем говорить с новичком, оперным режиссером и совсем не новичком кинорежиссером Юрием Грымовым. Итак, вопрос от Елены: «Чем вас привлекло произведение Римского-Корсакова»?

Ю. ГРЫМОВ ≈ На самом деле изначально Евгений Колобов, царство ему небесное, пригласил меня поставить «Царскую невесту», это было одно из его любимых произведений, и ему показалось, что┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ А почему он пригласил вас, как вы думаете?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Не знаю, очень сложно говорить за кого-то, и тем более, если человек ушел неожиданно. Мы обсуждали некоторые вещи, и я знаю, что ему нравились мои кинопроекты, исходя из этого, когда он пригласил меня к себе в театр, мы начали обсуждать «Царскую невесту».

М. БАГДАСАРЯН ≈ Он ведь знал, что вы никогда до этого не ставили опер, да?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, конечно, этот факт его очень привлек.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Такой свежий, новый взгляд?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Не могу сказать, что новый или свежий, просто другой.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Скажите, а как у вас по части музыкального образования?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Какого-то специального, то есть профессионального образования, нет, я с детства увлекался музыкой, танцевал, но специального образования нет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Какой музыкой увлекались, оперной?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Нет, конечно, вообще┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ То есть была музыкальная школа?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, и это все с трудом происходило, потом был танцевальный ансамбль 7 лет, где я близко познакомился с музыкой, но музыкально, скажем так, профессионально, я не искушен. Я считаю себя более-менее современным человеком и многим интересуюсь, но тот опыт, который сейчас случился у меня в «Новой опере» ≈ «Царская невеста», ≈ для меня очень много открылось, то есть я очень много для себя приобрел.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Как вы думаете, этот опыт даст вам возможность и впоследствии ставить именно оперы?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Думаю, что мне бы этого сильно хотелось, у меня очень многое изменилось за это время.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А что именно изменилось?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Я активно начал посещать оперы. Когда познакомился с Евгением Колобовым, посмотрел, что у него в театре идет, в Большом театре посмотрел какие-то вещи, и мне показалось, как правило, там всегда гениальная музыка, которая вас возбуждает, расстраивает, очаровывает и так далее. Мне показалось, что очень важно элегантно подложить какую-то форму┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Форму существования этой музыки в заданном пространстве?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, поэтому когда мы начали работать над оперой, мне показалось, что для «Царской невесты» нужно идти прежде всего не от формы, а от содержания, то есть от содержания исполнителей, от их отношений между собой, а форма должна появиться была сама. Мы начали работать с солистами, пытаясь найти максимально драматическое начало.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Мы сейчас говорим о том периоде, когда Евгений Владимирович был еще жив?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Нет.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Давайте сначала про тот период, который все-таки был при Евгении Владимировиче, потому что интересно, что происходило, и как глубоко и далеко вы зашли в своих обсуждениях?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Кто предлагал редакцию?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Купюру делал Евгений Колобов, мы с ним принципиально обсуждали, говорили о том, что увертюра будет идти не в начале, а в середине. Это было предложение Колобова, что мне безумно понравилось, потому что это позволило мне, с одной стороны, расширить время, отвлечься от происходящего, а с другой стороны┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Внести воздух┘

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, безусловно. Понятно, что в этой увертюре звучит тема добра, зла, но когда в оперу приходит неискушенный зритель, то для человека, который не знает этого, увертюра в начале произведения это просто интересная, сильная музыка, но когда мы поставили ее в середину, то она становится окрашенной другими цветами.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Эта музыка для вас вся цветная или есть черно-белые куски?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Это черно-белый антрцвет. Я вообще считаю, что не существует ни да, ни нет, также как и не существует черного или белого, то есть истина где-то посередине. Мне кажется, что при всей трагичности это довольно-таки прозрачная и очень легкая вещь, в ней очень много оттенков. Солисты пытались достичь именно этого, хотя было безумно сложно с оперными солистами достигать каких-то драматических акцентов, например, в финальной арии Грязнова, когда он убивает Любашу и адресует свою последнюю арию не Марфе, я сделал так, что он адресует ее Любаше, раскаивается перед ней и ┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Приходит прозрение.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, но все-таки раскаивается в том, что он все это замутил, в этом весь грех, и перед смертью он раскаивается перед своей бывшей любимой женщиной. Для меня важны были вот такие акценты. Потому реплику «Бедняжечка», которая всегда принадлежала Малюте, я отдал Марфе, потому что, мне кажется, что все-таки Марфа...

М. БАГДАСАРЯН ≈ А Марфа жалеет Грязнова или ┘

Ю. ГРЫМОВ ≈ Нет, Любашу. Она к ней садится и гладит ее, убиенную, то есть, на мой взгляд, здесь как бы чисто русское раскаяние. Перед смертью человек обязан раскаиваться, я считаю, что это очень важно.

М. БАГДАСАРЯН ≈ То есть вы некоторым образом ищите какие-то точки не то чтобы для оправдания персонажа этой истории, а просто для прочтения или, по крайней мере, для понимания.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, для понимания.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Ага, моего понимания всей этой истории.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Но там есть несколько вещей, которые мне в опере всегда не очень нравились. Когда солисты иногда делают, как мне кажется, неправильный акцент, я говорю не про музыкальный, а про словесный. Такая же проблема у нас была. Одна из самых ярких реплик: «Иди готовить зелье, немец». И когда солист поет и делает акцент на слове немец, то это неправильно, понимаете, вопрос не в его национальности, а в том, с чем она пришла. «Готовить зелье» ≈ вот это важней. В опере очень часто неправильно распределяются акценты. Это связано отчасти с музыкой. Или, например, в арии Грязнова «Дай бог вам счастья!» я совершенно уверен, что первая фраза: «Дай бог...» относится не к тому, что «дай бог вам счастья» он желает невесте, а дай бог, чтобы зелье заработало. Ведь он перед этим дает зелье Марфе, поет: «Дай Бог┘» и выходит из ситуации.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Ага.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Грязнов это почувствовал и должен выйти из ситуации и сказать: «Дай Бог вам счастья┘» и начинает хвалить, желать счастья молодоженам. Поэтому я очень доволен такими нюансами, которые безумно трудно делаются. Это очень большой труд солистов, вокальные проблемы и возможности голоса и эти смысловые нюансы.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Вопрос, который зреет давно. Идеи Евгения Владимировича Колобова как-то были зафиксированы?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Имеете в виду купюры?

М. БАГДАСАРЯН ≈ Да.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, конечно.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Я предвижу самые разные отклики на ваш спектакль вплоть до разгромных, но это жизнь. Главное, знаете, чтобы заметили, да?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Ага.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Скажем так: главное, чтобы мимо не прошли и не сделали так, что этого события не существует, да?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Не было и все. То есть если даже критика не принимает этого спектакля, а вам есть в чем, собственно говоря, оправдываться, потому что вам отвечать вместе за себя и за Колобова. Скажем, есть где-то зафиксированные положения, какая главная идея Колобовских исканий?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Все купюры, безусловно, были отмечены в клавире и во многих записях Жени, и все это максимально сохранено. И очень важно для меня, что солисты, которые исполняли, работали с Колобовым┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ То есть начало работы с певцами было еще при Колобове?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Да, они обсуждали, начинали┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Обсуждали текст?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Совсем чуть-чуть, потому что когда мы начали с Женей обсуждать, у меня появилась идея, что это женская история и здесь нет Ивана Грозного, я не хочу никакого там насилия. Тем более с этого начинается ария Грязнова «К чему насилие?». Я понял, что не хочу этого всего, я хочу сделать историю о какой-то женской доле, потому что мне безумно была интересна Любаша, больше чем Марфа. Ведь Любаша защищает свою любовь и за это борется, хотя при этом совершает грех, но она борется. Хотя когда вначале обсуждали, были разговоры и про опричнину — КГБ, и про стукачество и т.д. После общения с Женей я пришел и сказал, давай сделаем просто такую красивую историю любви. Знаете, когда все уничтожают, когда все каток сносит, и люди потом об этом мечтают и долго об этом жалеют. Он сказал, что это все супер. Потом эти купюры, ведь у нас все начинается с мужского церковного хора, которого, естественно, у Римского-Корсакова нет. А этот был очень важный момент для Жени, то, что чисто мужской хор начинает петь. Потом это все разводилось по драматическим линиям, но все купюры сохранены Женей.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Практически это первая премьера в театре «Новая опера» после ухода Евгения Владимировича Колобова.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Нет, еще были «Искатели жемчуга» в постановке Виктюка.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Правда, да. Ну все равно это одна из первых премьерных историй. Я напомню нашим радиослушателям о том, что в январе вышли две «Царские невесты» ≈ одна появилась на сцене Центра Оперного пения Галины Вишневской, это спектакль Ивана Поповски, и вот теперь «Царская невеста» Колобова ≈ Грымова в «Новой опере». Чем вы объясняете такой интерес в обращении именно к этому музыкальному материалу?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Сложно... Я не анализирую такие вещи, потому что для меня мир оперного театра все-таки дистанционный, для этого надо быть очень сильно погруженным и знать людей, которые им руководят. Не знаю, мне трудно это оценить.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А Колобов никак не объяснял, почему именно «Царская невеста»?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Объяснял, что это любимое его произведение, он долго к нему шел и хотел, чтобы это было, то есть для него это было очень важным моментом. Когда Женя ушел, и все это приостановилось, я позвонил его жене Наталье и сказал, что надо это заканчивать, ведь не в традициях Колобова бросать все на полдороги, и что эту работу я посвящаю Жене. Ведь Женя был очень ярким и безумно современным человеком, я очень пожалел, что не был знаком с ним раньше. Мне бы очень хотелось, чтобы Женя почувствовал, что это мы сделали для него.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Итак, спектакль посвящается Евгению Колобову. Когда следующий?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Следующий будет 30 января, 3 и 24 февраля.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Расскажите о тех людях, с которыми вы работали, в художественной и вокальной частях.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Костюмы шил прекрасный художник, с которым я работаю уже второй раз, Маша Данилова, она в основном работает с Петром Наумовичем Фоменко. Художник-постановщик Володя Максимов.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Тоже художник Петра Наумовича┘

Ю. ГРЫМОВ ≈ Просто у меня очень теплые отношения с Петром Наумовичем. В свое время я был очень удивлен, что он ко мне как-то по-отечески относится, как никто из режиссеров. Мы с ним перезваниваемся. Хотя я как бы с другого поля, ведь я занимался и клипами, и рекламой, и чем только не занимался, и все время это как-то очень в штыки воспринимается. А вот Петр Наумович дает мне какого-то кислорода в этом плане.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Хорошо, а певцы?

Ю. ГРЫМОВ ≈ Певцы это солисты «Новой оперы». Там несколько составов. Но состав, который был на премьере, это Сергей Шеремет, он исполнял роль Грязнова, Маргарита Некрасова в роли Любаши, а Марфу исполняла Марина Печникова.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Кто за дирижерским пультом?

Ю. ГРЫМОВ ≈ А за дирижерским пультом Феликс Коробов. Для меня это тоже был такой большой опыт. Ведь в кино я действительно царь и Бог в том плане, что могу влиять на все что угодно ≈ на игру актеров, на свет и цвет, на темп. А тут, если бы я мог набраться наглости и имел бы такой профессиональный опыт и такие способности дирижировать, конечно, я бы хотел это сделать по темпу немножко пожестче.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Наша беседа подходит к концу. Мы желаем вам удачи.

Ю. ГРЫМОВ ≈ Спасибо.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Успеха.