Прямой эфир

Выкл.
Вкл.
00:00
00:00
Театр Выставки Кино Книги Музыка Архитектура История

"Действующие лица" Ток-шоу

Эпизод

16 февраля 2005 | 15:14

Сергей КАЗАРНОВСКИЙ

«Действующие лица», 22.01.05, 14.00
Ведущая ≈ Марина БАГДАСАРЯН


М. БАГДАСАРЯН ≈ Здравствуйте, я с удовольствием представляю вам директора «Класс-центра» - такое у этой общеобразовательной школы государственное название — Сергея Казарновского. Разговор у нас пойдет о посольской елке, на которой были ученики «Класс-центра» в Соединенных Штатах Америки. Началась новая четверть, школа опять зажила полной жизнью. Итак, «Класс-центр» Сергея Казарновского ≈ это школа номер 686.

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Здравствуйте!

М. БАГДАСАРЯН ≈ Добрый день, Сергей Зиновьевич! Начнем с посольской елки. Она была, если я правильно понимаю, 13 января?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Чуть раньше она была, 11 числа. Это достаточно любопытная акция, которая происходит уже несколько лет благодаря одному достаточно крупному фонду, который занимается усыновлением российских детей из детских домов, домов ребенка. Мне предложил в начале октября один из известных педагогов Щукинского училища - Владимир Владимирович Иванов, который только что выпустил «Мадемуазель Нитуш» в театре Вахтангова, где в одной из главных ролей играет мой же ученик. Он был со мной в Соединенных Штатах сейчас. Это Витя Добронравов. Пять лет уже происходит вот такого рода акции, где собираются семьи с детьми...

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это американские семьи?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Да, американские семьи с нашими детьми, которые там усыновлены. Специально для них посольство делает такое новогоднее представление, пытаясь сохранить какие-то связи с русской культурой, с Россией. Для этого приглашаются русские артисты. Впервые были приглашены дети, поэтому был приглашен я и несколько профессиональных актеров: Юра Колокольников, Миша Шкловский, Игнат Акрачков, молодые актеры - все выпускники Щукинского училища. Двое из них мои выпускники и пять детей из нашей школы.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Между прочим, сам Сергей Казарновской тоже щукинец. Так что не случайно обращение к нему со стороны Владимира Владимировича Иванова и такое отслеживание судьбы своих ребят именно через Щукинское училище. Да?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Ну, да. Все не совсем просто. Мы готовились. Был написан специально сценарий для этого действа. Очень красиво все было организовано в посольстве. Мы репетировали в Москве. Вылетели 4 января и репетировали там. Две елки было, на которых присутствовал и посол. Даже в последний день зашел Министр обороны Иванов, который в этот момент находился там. Он зашел на 5-7 минут, а задержался на 10-15. Мне кажется, что это достаточно любопытное действо, которое собрало очень много семей. В последний день было 800 человек в достаточно небольшом зале. На полу сидели представители русской интеллигенции, которые живут в Вашингтоне. Не говоря уже о том, что подошел ко мне после действа мой соученик по Щукинскому училищу Андрюша Малаев, внук Бабеля, он сейчас живет в Вашингтоне и у него свой маленький театр, Мы с ним учились вместе когда-то┘ Не говоря уже о том, что вдруг раздался голос после спектакля, - Сергей Зиновьевич! - одна из моих учениц почти 20-летней давности тоже сейчас живет в Вашингтоне, и пришла со своим русским ребенком. То есть это достаточно серьезная акция, которую проводит русское посольство в Вашингтоне, делая такое новогоднее представление, где, конечно же, есть все сказочные русские герои: и Баба Яга, и Волк. Баба Яга, которая совершенно непонятна для американцев. Снегурочка, про которую все время спрашивают, ≈ а кто же ее отец? Это всегдашний вопрос такой, на который мы толком не знаем ответа. Дабы как-то уравновесить героев такого сомнительного свойства, как Волк и Баба Яга, появился Шрек, который безумно был воспринят американцами, потому что все представление шло на английском языке. Специально к этому долго готовились, потому что важны были оттенки и произношение, тем более, что и героев играют в определенном характере и в этом характере произносить на английском не всегда было просто.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А что за дети туда поехали?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Четверо детей из нашей школы и один мальчик, приглашенный из Чебоксар. Он лауреат многих вокальных конкурсов. Это ученики нашей школы, которым пришлось, поскольку состав команды был достаточно ограничен, делать все: и степовать, и петь, и играть на каких-то инструментах, и просто лицедействовать. Они были там то оленями, то Красными Шапочками┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Это все мальчики?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Нет, это мальчики и девочки. Там команда была.

М. БАГДАСАРЯН ≈ А как вы выбирали, почему именно эти дети? Как отреагировала школа на то, что только эти дети?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Во-первых, в школе существует масса самых разных проектов. Во-вторых, это же не просто школа. Понятно, что это те, кто мог переходить из жанра в жанр. Если нужно - они могли танцевать, петь, играть. Еще важен возраст. По сюжету было необходимо, чтобы дети были небольшими. Одна девочка восьми лет, мальчик десятилетний, кто-то постарше. Поэтому здесь всегда существуют какие-то вопросы, связанные с завистью, с ревностью. Но это было в каникулы, кого-то не было... Многие участвуют в самых разных проектах на телевидении и радио, кто-то снимается. В школе учится Ваня Добронравов, который в «Возвращении» снимался. И так далее. Это не является чем-то уж столь болезненным.

М. БАГДАСАРЯН ≈ То есть, не обласканных детей нет?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ На самом деле, что такое обласканность этого дела? Ведь если разобраться, девятичасовой перелет до Нью-Йорка, пять часов до Вашингтона, житье в гостинице, которая практически на территории посольства. Мы не выходили, сидели с утра до вечера в зале.

М. БАГДАСАРЯН ≈ То есть они не видели ни города, ничего?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Несколько раз они выезжали. Один раз по городу, один раз на посольской машине, один раз у них был шопинг. Последний спектакль закончился в полседьмого вечера. В час ночи пришли в гостиницу, без четверти семь утра сели в автобус и пять часов ехали до Нью-Йорка, где просто вышли на Тайм сквер.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Такая история для выносливых?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Это работа, безусловно. Серьезная. Мы много к этому готовились. Наша танцевальная компания стала чемпионом Европы в этом году. Мы были в Германии. Сейчас мы готовимся к фестивалю в Кузнецке. И кто-то едет туда, но это не есть что-то такое невероятное. В начале 90-х мы очень много разъезжали по свету. Тогда было действительно достаточно болезненно всем - кто едет, кто не едет. Сейчас немножко другая ситуация, тем более это работа.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Мне бы хотелось поговорить подробнее о тех проектах, которыми живет школа, о людях, которые приглашаются в школу преподавать, вести классы и студии. Самый ближайший проект?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Ну, самое главное - из-за моего отъезда был перенесен очень важный педсовет. Он связан с тем проектом, над которым работает школа. Это проект называется «Создание единой образовательной среды» и длится уже примерно четвертый год.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Сергей Зиновьевич, это тот самый проект, за который вы получили премию «Лидер образования России»?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Да. Там речь шла о создании некой авторской образовательной системы, которая называется «Класс-центр». Это внутреннего свойства проект, но уже трижды я выступал с рассказом о нем, с презентацией его в разных странах Европы. В последний раз это было на выставке «Образование Франции», которая происходила в Париже, на малом совете Европы - это было в Швеции. Вот такой способ образования представляется наиболее перспективным европейским проектом будущего. Речь идет о том, что в одном месте существуют столь разные предметы, связанные как с эмоциональной жизнью человека, так и с тем, что мы называем общим образованием. О том, что занято постижением закономерности природы, истории этих закономерностей. Грех не использовать эту возможность, чтоб говорить об образовании, как об элементе культуры, где все абсолютно взаимосвязано. Иначе в школах это пытаются называть интегративные проекты, когда пытаются увязать какие-то предметы между собой. Как правило, существует иерархия временная, которая очень часто разваливается, как только мы сталкиваемся с предметами естественного цикла, литература не совпадает по времени и так далее. Мы придумали совершенно другой способ интегративного взаимодействия, понимая о том, что обидно, изучая историю вообще, историю музыкальной литературы, не пытаться искать связь. Пытаясь апеллировать понятиями, преподавать и химию, и математику, и что-то другое. Грубо говоря, вы учитель, приходите в класс, вам гораздо удобнее с ребенком разговаривать, опираясь на то, что он уже проходил. Вы, наверное, помните в своем детстве счастливые минуты, когда на уроке вы были в курсе материала, все время тянули руку, потому что вам только зададут, а вы уже знаете, о чем примерно идет речь. Вот это мы пытаемся сделать.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Давайте в качестве примера.

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Конечно, композиция в музыке и в живописи - все равно это разные вещи. Тем не менее, в них есть очень много общего. Вдруг преподаватель химии начинает вам говорить, что мы сегодня поговорим о различных растворах, смесях и новых видах материалов, которые иногда называют композитными, то есть материалы, которые образуются для каких-то специальных целей сливанием того, другого, третьего и так далее. Смотрите, говорит, если композитор получает заказ написать марш, то это четыре четверти. Хотя мы знаем, что есть марши и три четверти, в частности, «Вставай, страна огромная». То есть практически вальс. Композитор спрашивает для чего этот марш. Вот на Красной площади пройдет парад. Скорее всего, это тональность мажорная. Будет ли задействован вокал? Говорят - нет. Значит выбор тональности гораздо больше. У него семь нот и законы гармонического разрешения, он пишет марш. Он говорит то же самое абсолютно и в химии. Я сейчас рассказываю о технологии, как это может быть. То же самое может сказать и географ, когда ему говорят, какие нужны условия, чтобы выросло это растение. Есть определенная технология, как эта программа реализуется, как она отслеживается. Каждую четверть дети пишут эссе на заданную тему, в которой учитывается не только их грамотность и стиль написания, но и количество ассоциаций в разные смежные области, связанные с данной темой. Дети могут получать оценки за ассоциации, за самые интересные цепочки ассоциаций. Учитель имеет специальную таблицу для каждого класса. Такая же таблица есть у учеников, они все время к ней обращаются. Мне кажется наиболее интересным, что может происходить в образовании, когда нет членения на какие-то отдельные предметы, когда мы можем видеть полную картину мира. И уж тогда...

М. БАГДАСАРЯН ≈ Тогда на перемене все забыли, а потом пришли на другой урок абсолютно чистыми.

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Очень любопытны работы, которые пишут дети. Я набираю их много, и в некоторых газетах мы их публикуем. Я иногда даже такую подборку дарю своим друзьям, она называется «Почитать перед сном» или «Дневник счастливых людей 2Б класса». Потому что когда это читаешь, совершенно другое ощущение от жизни. Видна перспектива. Я очень рекомендовал бы людям почитать такие работы современных детей, и тогда им будет жить гораздо вкуснее, а перед сном это может заменить любые снотворное. В частности, по выпуску этого года┘ Вот из 15 человек три — МГУ: филфак, журфак и Институт стран Азии и Африки. Один МГИМО, факультет журналистики. Медицинский Университет, факультет стоматологии, Юридическая академия, ну и так далее. Два человека в «Щуку», один в школу-студию МХАТ, один в ГИТИС на муздраму. Все дети, которые закончили музыкальную школу, получили музыкальное образование, прошли то, что называется драматической школой, то, что связано с движением, с вокалом, с речью и мастерством.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Когда ваши ученики выходят на публику, встречаются со зрительным залом, они принимаются им?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Да. 26 января произошло такое любопытное событие. Где-то полтора года назад у нас вышел спектакль «Эники-беники», который какое-то время шел в театре Маяковского. История мюзикла «Эники-беники» была достаточно эклектичной, на этом все и было построено. В мюзикле сказочник не появлялся на сцене, а Табаков читал с пластинки, но живого сказочника не хватало. Наконец, на сцену вышел живой сказочник, народный артист России Александр Филиппенко, который вместе с детьми стал играть эту историю, увлекая за собой зал. После этого в сказку включались основные персонажи, и он включался в их жизнь. Я считаю, это большой успех.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Акция разовая?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Нет, сейчас мы ведем переговоры с некоторыми московскими театрами о том, чтобы эта история пошла дальше. И самое удивительное, как ему это было интересно, я совершенно был потрясен его включением во все это дело. Потрясающий совершенно в этом смысле человек, без всякой доли снобизма. Сейчас идут переговоры, и мы хотим до конца года, чтобы он регулярно шел как детский спектакль с уже реальным, совершенно живым сказочником Александром Филиппенко. На самом деле у нас с ним был целый ряд проектов. Во-первых, у себя в школе мы открыли так называемый университет Александра Филиппенко, такое красивое название, где раз в месяц он играл моноспектакли по материалам отечественной и зарубежной классики. Это, конечно, производило удивительное впечатление. Во-вторых, были иногда не моноспектакли, а он играл «Бедных людей» с Кутеповой вместе. Потом мне наш библиотекарь говорил, что дети прибегали в библиотеку и спрашивали, что почитать. Мы много говорим о том, как сделать так, чтобы дети читали? Я считаю, это одна из технологий, когда можно услышать живое, совершенно по-другому звучащее слово, от которого уже все отвыкли. У нас есть специальный вечер - Пушкинский. Он у нас меньше всего связан с Пушкиным в буквальном смысле - это день собственных сочинений, когда собирается в зале куча детей, один за другим вылезают на сцену и читают свои стихи, Есть день Собственных сочинений, как некая провокация. В прошлом году мы выпустили историю «Страсти по ящерице», Иоганн Себастьян Бах, Александр Моисеевич Володин┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Как бы фантазия на тему «Ящерицы», его пьесы?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Да, в этом было определенное хулиганство. Сейчас идет работа над «Волшебной флейтой» Моцарта, где живой оркестр будет, живые хоры. Готовится к выпуску фантазия на тему сказок Сергея Козлова, называется «Правда будет всегда!». Когда-то в Саратове ее поставил мой друг Ваня Верховых в театре АТХ, которого больше не существует. Ваня живет сейчас в Москве, работает у меня в школе и у Петра Наумовича Фоменко. Они выпустили вместе «Трех сестер», и вот мы с ним и с 11-м классом делаем эту историю. Мне кажется, очень это любопытно происходит. Планируется еще одна работа «Что было бы, если бы Петя не поймал волка?» по мотивам сказки «Петя и волк». Вот мы представили, что было бы, если бы Петя его не поймал. То есть музыка вся просто по-другому скомпонована, та сюитная история, которая была придумана Прокофьевым, она остается, только может быть немножко изменен порядок и придумана новая история с живым оркестром. Это будет такая хореографическая сюита, где все построено на движении. Работая над этой идеей, я нашел такое количество различных интерпретаций «Пети и волка» в мировой художественной культуре! Есть уже и мультфильм, и целый спектакль танцевальный, есть потрясающая джазовая сюита.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Вернемся к нашему разговору о «Класс-центре». Сколько первых классов набирается?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Два.

М. БАГДАСАРЯН ≈ Что надо уметь ребенку, чтобы попасть туда?

С. КАЗАРНОВСКИЙ ≈ Знаете, тут немножко по-другому следовало бы говорить, мы смотрим в первую очередь на то, нужны ли мы этому ребенку с этой сложной системой? Потому что самое главное, чтобы он попал в состояние успеха. Технологически это происходит следующим образом. Все, кто записываются, делятся на группы по 6-7 человек одного возраста и в течение двух часов с ними играет такое же количество педагогов. Первое, что мы делаем, мы пытаемся создать атмосферу, в которой они чувствуют себя совершенно свободно, раскованно. Мы сами при этом получаем бесконечное удовольствие, потому что каждое столкновение с новым маленьким персонажем удивительно. Мы как бы играем с ними, хотя у нас есть специально разработанные нашими психологами такие таблицы, которые мы тщательно заполняем и потом обсуждаем. Эта технология предполагает личность, которая может работать в команде, это очень важно, поэтому первое, на что мы смотрим, это коммуникабельность, умение включаться в диалог. У нас есть родительский холл, где можно выпить чашку кофе, посмотреть телевизор, по которому все время крутят открытые уроки, зачеты. В школу надо просто захотеть ходить, и не только детям, но и учителям, это тоже их работа. Я же не просто так придумал в школе кафе-учительскую, куда они просто приходят и могут отдохнуть, поесть, придти в себя, потому что в обычной школе этого, естественно, ничего нет. У нас есть автобус, который детей издалека подвозит, у него маршрут определенный - от Белорусского вокзала до метро Войковская. Еще раз говорю, школа - дело все равно семейное┘

М. БАГДАСАРЯН ≈ Остается пожелать вам, дорогие мои, быть иными, разными, и не бояться того, что вы разные, искать ту самую школу и найти ее. Вот и все.